Официальный сайт Усть-Камчатского муниципального района

Не работа, а призвание!

06 июля 2022

Больше 40 лет посвятил рыбному промыслу житель Усть-Камчатска Сергей Захарович Боковня. Как признается мужчина, впервые поработав на путине в 1970 году, он сразу понял, что это дело всей его жизни.

43 лососёвые путины, последнюю из которых опытный рыбак отработал в возрасте 70 лет! При этом, ничуть не уступая остальным коллегам! Сергей Захарович и сейчас, в свои 73 года, может дать фору многим молодым!

 

Увлечение определило судьбу

Сергей Боковня родился 19 января 1949 года в Приморском крае. В 1961 году во время родов умерла мама мальчика, и в итоге он и один из его братьев попали в интернат. После окончания школы Сергей планировал поступить в училище на радиодело, но обстоятельства сделать этого не позволили.

– Мне всегда нравилось этим заниматься, я в юном возрасте уже поял транзисторы. Но в училище не оказалось мест в общежитии, а снимать жильё денег не было. В итоге пошёл на столяра. Закончил учёбу и в 1968-м меня призвали в армию, – вспоминает Сергей Захарович.

Дальнейшую судьбу 19-летнего юноши определило его увлечение спортивным ориентированием, за счёт чего Сергея взяли служить на Камчатку, в воинскую часть п. Ключи.

– Два года служил в Ключах, а ближе к демобилизации к нам приехал начальник отдела кадров колхоза «Путь Ленина» Михаил Петрович Тюлькин. Тогда колхозу требовались молодые ребята. Я без долгих раздумий записался один из первых. Ну а что? В Усть-Камчатске я часто бывал в командировках и там у меня уже были знакомые. Так и оказался я в 1970 году на первой в моей жизни путине. Когда в первый раз вышел в море, то сразу понял – это моё!

Рыбаком на морском неводе Сергей Захарович отработал пять лет, был повышен до бригадира.

– В то время в море ловили мизер, так как речка выходила прямиком на Камчатский мыс. А вот р. Камчатка просто кипела от рыбы. Но попасть туда было практически невозможно. Помню, мне и ещё нескольким товарищам пообещали, что если одну путину мы отработаем на Озерной, то на следующий год нас устроят в хорошие бригады на реку. Не обманули. В 1976-м я перешёл рыбаком на Сергучку. Место отличное, – с улыбкой продолжает Сергей Боковня.

Как признаётся мужчина, работать на речке гораздо лучше, чем в море, ведь здесь ты сам себе командир.

– На неводах всё зависит от командной работы. И иногда встречаются люди, как мы всегда их называли – пианисты, которые просто держатся за дель и делают вид что работают. На реке ты всё сам. Сам себе капитан, механик и тралмастер. И заработок зависит только от тебя.

Но такой принцип работы совсем не значит, что речной промысел легче. По словам Сергея Захаровича, порой спать приходилось всего лишь по 2-3 часа в сутки.

– Один мой коллега всегда поражался: «Захарыч, ну как так? Я только проснулся, а ты уже со сплава вернулся», – смеётся мужчина. – А как иначе? В советское время был план, который мы должны были выполнить, а ещё лучше перевыполнить, – продолжает Сергей Захарович.

 

Не свисти, зарплаты не будет!

Подготовка к промыслу начиналась за месяц до старта путины. В этот период бригада речников приводила в рабочее состояние не только лодки, сети и другое рыбацкое оборудование, но и своё жилище. А первые сплавы начинали выполнять уже в начале мая.

– Речка прошла, к примеру 10 мая, и уже 11-го мы на сплав. Идёшь на лодке, а по берегам снег ещё лежит, да лёд по краям реки. Кстати, за первую пойманную чавычу премию даже давали – 300 рублей, – вспоминает Сергей Захарович. – А чавыча тогда знаете какая была? Почти с человеческий рост ловили. Это сейчас она мелкая.

– Как справлялись с такими огромными рыбинами? К вечеру, наверное, рук не чувствовали? – интересуюсь у опытного рыбака.

– Да нормально справлялись. Молодые же были. Помню, в 1979 году я только за июнь заработал 3 200 советских рублей. По тем временам это было выше крыши, потому что за всю путину обычно зарабатывали по 6-7 тысяч. Но и это хорошо. Можно было отличную машину купить, – продолжает мужчина.

– А приметы рыбацкие были, чтобы не спугнуть улов?

– Конечно. Нельзя было свистеть. Всегда шутили, что у свистунов 32-го получка будет. А перед сплавами желали ни хвоста, ни чешуи. Удачи желать нельзя, иначе её точно не будет.

В колхозе Сергей Захарович отработал до конца путины 1987 года, а затем переехал с семьёй в Елизово, где приобрёл дом. Но дальше перестройка, кризис... В итоге в 1995 году мужчина вновь вернулся в Усть-Камчатск.

– Устроился рыбаком в «Ничиру», тогда завод как раз только открылся. Позже работал в «Устькамчатрыбе», в «Энергии», в «Стиле», в «Соболях», а в 2020 году, когда речной промысел был приостановлен, ушёл на заслуженный отдых.

– Вы трудились на путине во времена Советского союза и уже в наши дни. Разница есть?

– Мне больше нравилось в колхозе. Мы были молодыми. Все люди были, как братья, что ли. В общем, дружно всё было. Хотя, конечно, сейчас условия для промысла куда лучше. О таких моторах в советское время можно было только мечтать. А лесосплав как нам мешал всегда. Если катер прошёлся, то потом ловили берёзины метров 15 длиной. Сейчас речка свободна. Но вылов стал гораздо меньше... В Советском союзе если бы невод добыл 3 тысячи тонн лосося, то бригадиру бы звание Героя соц.труда дали. В наше время за всю путину вылов в море составлял 500-600 тонн, – делится Сергей Боковня.

 

Необычное хобби

В этом году Сергей Захарович вернулся в рыбную отрасль. Сейчас он трудится сторожем в ООО «Восток рыба».

– Просто сидеть – не моё. Но пригласили поработать, отказываться не стал, – говорит он.

– А на речку пошли бы снова?

– Только если обучать молодых. Всё-таки рыбачить уже тяжело. Да и на мне огород.

Кстати, земельный участок Сергея Захаровича без доли преувеличения можно назвать образцовым. Здесь не найти и лишней травинки. Всё чисто, ухожено, прополото, окучено. Есть на участке теплица, а неподалёку мужчина сам строит ещё одну.

– Моя гордость – это деревья. Я выращиваю маньчжурские кедры, клён. Семена привожу из Приморья. Одно время даже администрации посёлка предлагал благоустроить аллею Рыбацкой славы и высадить там деревца. Но не вышло. Ведь, чтобы они прижились нужно вырыть большой котлован, завести нормальный грунт, а это немалые затраты. Давал 21 клён больнице, ни один не прижился, потому что грунт состоит из морского солёного песка, – разъясняет Сергей Боковня

Ещё мужчина выращивает цветы – пионы и лилии.

– Не жалеете, что на Камчатке остались?

– Ни разу не пожалел. Во-первых, я во Владивостоке 19 лет прожил и постоянно болел, то зубы, то гастрит. Вода плохая и климат не фонтан. Летом пекло. Крабоварка, так сказать. А когда приехал на Камчатку, уже через полгода забыл что такое гастрит и прочие болячки. Я люблю наш край, – без доли сомнения отвечает он.

– А День рыбака отмечать будете?

– Конечно. Для меня это важный праздник. Поздравлять обязательно друг друга будем с бывшими коллегами. Но это по телефону. А с супругой Зинаидой уже посидим немножко за праздничным столом. Ведь рыбак – это моё призвание! – подытожил Сергей Боковня.

 

Юлия Молчанова

  • www.kamgov.ru/national-project
  • Бессмертный полк онлайн
  • Правительство Камчатского края
  • Законодательное Собрание Камчатского края
  • Оцените эффективность деятельности органов местного самоуправления
  • Госуслуги Камчатского края
  • Электронный информационно-образовательный комплекс Камчатского края
  • Цифровая платформа МСП

Страница создана: 06.07.2022   Страница изменена: (06.07.2022 | 15:44)