Официальный сайт Усть-Камчатского муниципального района

Земляки ? Галины Васильевны Химич

Мир людей всякого государства весьма многогранен. Как принято считать, он, прежде всего, должен быть наполнен уважением к ближним и любовью к Отчизне. А не наоборот v другими чувствами, которые унижа...
Мир людей всякого государства весьма многогранен. Как принято считать, он, прежде всего, должен быть наполнен уважением к ближним и любовью к Отчизне. А не наоборот v другими чувствами, которые унижают достоинства людей. В советское время тысячи граждан испытали их на себе во время массового политического насилия. В этот раз мы предлагаем читателям окунуться в биографию нашего земляка, Галины Васильевны Химич, на чьей семье репрессии оставили непоправимый отпечаток. Горькие страницы истории нашей страны не только нельзя забыть, но и нельзя переписать. Одна из таких страниц политические репрессии, а отдельные её строчки это люди или как сказали бы в советское время враги народа, которые только спустя несколько десятилетий были реабилитированы. Они, так же как и остальные, живут, работают среди населения, но отличаются лишь обострённым чувством справедливости к себе, к своим близким и родным. Сегодня в Усть-Камчатске живёт и трудится Галина Васильевна Химич. Её члены семьи по материнской линии стали жертвами политических репрессий. Итак, мать героини нашей рубрики Лидия Карловна Кель родилась в немецком поселении в Ростовской области. Немецким оно считалось ещё со времён Екатерины II, которая приглашала немцев заселять пустые территории государства Российского. Стали приезжать, разумеется, небогатые переселенцы, у которых на родине ничего не было и, в принципе, нечего было терять. Среди тех немцев были родные Галины Васильевны. Как нам рассказывала наша мама, жили они не богато. Но, тем не менее, в советское время в той деревне у них (одних из первых) на тот момент была современная техника, к примеру, сепараторы, велосипеды, швейные машинки. Жили намного цивилизованней по сравнению с деревнями в восточной части СССР, куда вскоре были переселены, вспоминает Галина Васильевна. В 1941 году с началом наступления фашистских войск советскими властями было принято решение выдворить население из данной деревни и как можно быстрее. Всех людей этого немецкого поселения оповестили о переселении в Сибирь. Буквально в одночасье жители собрали кое-какие вещи и были загнаны в эшелоны. Мама не любила об этом говорить, но всё же, несколько раз я слышала от неё, что это зрелище было ужасным. Ведь для русских в то время все немцы были одинаковые: и те, которые пришли грабить, убивать, издеваться, и те, которые веками жили на русской земле, были ей благодарны и ни в чём не виноваты, просто в них текла такая кровь. Прощаясь со своими домами, поднадзорные просили соседей покормить скотину, посмотреть за жильём. Хотя знали, что сюда они больше никогда уже не вернутся, прониклась героиня. По приезде в Сибирь, а конкретно в село Петровка, мама Галины Химич Лидия Карловна со своими родителями, братьями и сёстрами стала обосновываться, иными словами начинать с нуля. Семье было настолько тяжело, что приходилось даже снимать с себя одежду и менять её на продукты. Или копать целый день картофель, а в итоге платой за этот труд оказывались несколько клубней. В этой ссылке мама Галины Васильевны познакомилась, а затем и вышла замуж за Владимира Фёдоровича Черкашина. Будущий отец семейства был русским, уроженцем Кемеровской области, так же как и Лидия Карловна, 1926 года рождения. В то время у юноши тяжело болела мать и поэтому ему нужна была помощница в доме. Поженились они, когда мой отец вернулся с войны. Была ли у них любовь или нет, я не знаю. У нас в семье не принято было говорить или распространяться на эту тему, смеётся Галина Химич. А дальше у молодой семьи появились на свет в 1951 году дочь Надежда, через два года собственно сама Галина и в 1957 году родился сын Валерий. Попали под репрессии и две дочери Черкашиных. Регистрация новорождённых проходила не как обычно в отделе ЗАГС, а в военной комендатуре. Сразу после родов как моей сестры, так и меня наша мама кутала нас в одеяло и несла в комендатуру ставить на учёт, уточняет героиня. Младший брат Валерий Черкашин не попал под категорию репрессированных. Потом Галина Васильевна ещё десять лет прожила в этой сибирской глубинке, а далее всей семьёй переехали в Ставропольский край, в село, находящееся в тридцати километрах от города Будёновска. Затем окончила Кабардино-Балкарское строительное училище по профессии штукатур-маляр и позже техникум в Баку. Во время учёбы познакомилась с будущим мужем Владимиром Васильевичем Химич. Вскоре его семья переехала в Усть-Камчатск, Владимир отслужил два года на Чукотке, а вернувшись из армии, оформил вызов юной Галине. И с 1976 года образовавшаяся семья проживает на Камчатке. Что немаловажно, семья Химич некоторое время помимо Усть-Камчатска жила и работала на базе КамчатНИИРО рядом с озером Азабачье. В совместной жизни у супругов родились в 1974 году дочь Марита и в 1976 году сын Алексей. Дети до сих пор трудятся на благо родного районного центра. Хочется упомянуть, пусть и запоздалый на десятилетия, но всё-таки государство сделало важный шаг признать вину перед жертвами политического насилия: русскими и ительменами, коряками и немцами, украинцами и корейцами, белорусами, латышами и китайцами… 07.12.2014

Какое у вас образование?

Результаты голосования
  • Правительство Камчатского края
  • Законодательное Собрание Камчатского края
  • Оцените эффективность деятельности органов местного самоуправления
  • Госуслуги Камчатского края
  • Электронный информационно-образовательный комплекс Камчатского края
  • Сайт переписи населения 2020
  • #МЫВМЕСТЕ