Официальный сайт Усть-Камчатского муниципального района

«Району – 91 год»

04 апреля 2017

Мы продолжаем изучать историю тех селений Усть-Камчатского района, чьи названия известны лишь немногим старожилам муниципалитета.

Забытые места

Крапивная

В начале 1930-х гг. власти решили поселить эвенов-кочевников в сёлах, построенных русскими строителями. В 1932 г. в границах существовавшего тогда Ламутского района был образован Быстринский национальный район. В 1933 г. его население насчитывало 538 чел.

В октябре 1932 г. на базе строившихся больницы, школы, интерната, ветпункта появился посёлок, которому по инициативе делегатов районного съезда Советов присвоили название «Эссо». Росли и другие новые национальные сёла. Они нуждались в доставке всё возраставших объёмов продуктов, одежды, строительных материалов. Для этого требовалась дорога, первые попытки строительства которой были предприняты ещё в 1929 г.

3 ноября 1929 г. газета «Полярная звезда» напечатала небольшую заметку: «Кочевники-ламуты для улучшения связи расчистили половину дороги на Козыревск. Стремление ламут связаться с культурными центрами надо поддержать. Поэтому облисполком дал распоряжение Усть-Камчатскому райисполкому провести вторую половину работы, рекомендовав Козыревску исполнить её в порядке самообложения».

Для снабжения селений отдалённого района товарами, завозимыми из Усть-Камчатска по воде, на родниковой речке Анчекрах, при впадении её в полноводную Камчатку, решили организовать перевалочную базу. Немного выше Козыревска на левом берегу реки Камчатки началось сооружение посёлка и складов для хранения продуктов.

Жители-переселенцы нового села занимались перевалкой товаров, работали на складах, доставляли на лошадях и собачьих упряжках грузы в Быстринский район, на базу, расположенную на 40-ом километре, там, где в реку Быструю впадает речка Кававля. За несколько лет они пробили тропу, по которой летом шли конные вьючные караваны, зимой – собачьи нарты. С 40-го километра товары по сёлам района доставляли местные возчики. Шло время, по конной тропе пустили первый трактор, потом по прорубленной просеке прошли полноприводные грузовые автомобили. Эта старая заросшая дорога и остатки деревянных мостов видны ещё и сегодня.

С созданием усть-камчатской торговой базы здесь стали формировать грузы для Быстринского района, которые в период навигации на катерах доставлялись до Крапивной. Благоприятный период для завоза снабжения был непродолжителен: в сентябре уровень воды в реке Камчатке значительно падал, движение катеров с баржами становилось затруднительным. После открытия автодороги Петропавловск – Эссо роль Крапивной как перевалочной базы резко уменьшилась.

В 1970-х гг. в Крапивной организуется лесоучасток Козыревского леспромхоза. В это время в селении жили 120 человек. После активной, но непродолжительной работы лесоучасток закрылся. Вот что вспоминал об этом событии один из его жителей, служивший тогда в армии: «Получил письмо от матери, написано коротко, с болью. Посёлка Крапивная больше нет, всех переселили или в Атласово, или в Эссо. Мы с семьёй переехали в Козыревск, получили квартиру. Вся Саратовская улица заселена крапивнинскими. И далее описывается, как тяжело люди перенесли трагедию, много умерло от сердечного приступа, другие пьяные утонули в реке Камчатке, другие случайно застрелились на охоте. Некоторые семьи наотрез отказались уезжать, сказали: лучше здесь, в родной сторонушке помирать, чем на чужбине. Я долго сидел неподвижно. Для меня был такой удар, кровь в жилах кипела, что я не мог в это поверить, на глаза наворачивались слёзы, хотелось в кого-то стрелять, кого-то бить и бежать без оглядки.

Одним росчерком пера на бумаге перечеркнули моё детство, мою юность. Я теперь бездомная собака, сирота при родителях. Кто же дал такое право? О, господи, чем я жил и дорожил, что помогало мне в армии выстоять, теперь у меня нет, я опустошён и обезглавлен, я живой труп. Мысленно вспоминаю родных и близких, а мне было всё родное в селе, представляю, как каждый переживал трагедию».

Красный Яр

На расстоянии 181 км от устья реки Камчатки, в 25 км ниже села Майского на правом берегу находится место, именуемое Красным Яром. Рядом находится озеро Красное, с левого берега в Камчатку впадает протока Красная, получившие названия по цвету воды, содержащей глинистую взвесь, придающую ей красноватый оттенок.

Сколько живут люди на берегах реки Камчатки, столько им приходится сталкиваться с её непростым характером. Пришельцы, вновь поселяясь на берегах главной реки полуострова, снова и снова повторяли одну и ту же ошибку: они ставили свои жилища очень близко к берегу. Неоднократно в половодье река затопляла дома, улицы, а иногда смывала целые сёла. Из-за размыва берега прекратили своё существование и Кресты, расположенные в 30 км от Ключей. В феврале 1924 г. Усть-Камчатский райревком рассмотрел заявление крестовцев с просьбой разрешить им переселиться на десять вёрст выше по реке Камчатке. Датой образования Красного Яра считается 1926 г. В этом году здесь уже жили 19 человек. В 1930 г. селение составляли восемь дворов. По плану переселения сюда в 1931 г. должны были перебраться 300 семей лесорубов. Проект, выполненный землеустроительной партией, предусматривал, что в Красном Яру будут жить 633 человека. Но эти замыслы не осуществились.

Первое время новосёлы размещались в палатках и землянках. Постепенно они стали перевозить сюда свои дома из Крестов. Образованный здесь колхоз «Красное знамя» выращивал капусту, картофель, огородные овощи, содержал скот.

Красный Яр закрылся в 1968 г., его жители переехали в близлежащие сёла Майское, Козыревск, Ключи. В начале 1990-х гг. на месте Красного Яра безуспешно пытались обосноваться фермеры. Сейчас здесь остались только ямы от домов да кусты одичавшей смородины, в которых можно найти ржавую сельскохозяйственную технику.

Кресты

Сегодня мало кто знает, что на Камчатке было такое селение, и не может сказать, почему оно так называлось. Селение Кресты, или Крестовское, располагалось рядом с устьем реки Крестовки, где русские казаки в конце XVII в. поставили православный крест – знак присоединения полуострова к Российскому государству.

Традиционными жителями этих мест были ительмены. Затем после эпидемии «гнилой горячки» в 1799-1800 гг., когда большая часть населения погибла, сюда в начале XIX в. переселили несколько семей крестьян из большой русской деревни Ключи. Они несли каюрную повинность, обеспечивая удобство проезда чиновников и других «государевых» людей, предоставляя им ночлег и стол.

Точная дата образования Крестов неизвестна. Ещё до прихода на Камчатку русских в этих местах находилось ительменское поселение. Об этом свидетельствует С. П. Крашенинников, располагавший его в 43 вёрстах от Харчино и в 61 версте от Голкова острожка.

В селении стояли восемь домов, проживали 24 мужчины и 26 женщин. По переписи 1876 г. здесь жили 48 чел., из них лишь один грамотный. В 1888 г. здесь были часовня и десять домов, которые занимали 39 мужчин и 42 женщины. В 1891 г. из 19 местных детишек школьного возраста грамоте обучались пять мальчиков и 12 девочек, а в 1896 г. из 14 детей почему-то никто не учился.

В 1893 г. в селении жили Докучаевы, Ушаковы, Кречетовы, Рыковы, Чудиновы. В начале ХХ в. заметной фигурой здесь был русский купец Власов, успешно ведший меновую торговлю на Камчатке, Чукотке и Аляске.

Мало кто знает, что после гражданской войны в Крестах жили на поселении бывшие русские офицеры, воевавшие на стороне белых.

Когда на Камчатке началась коллективизация, власти, учитывая, что близ Крестов не было мест, благоприятных для возделывания сельскохозяйственных культур, решили перенести селение на новое место – Красный Яр. Переселение проходило постепенно в течение довольно длительного срока.

Постепенно все местные жители перебрались в Красный Яр, и после Великой Отечественной войны селение Кресты опустело.

Рыборазвод

Ушковский рыборазводный завод располагался на берегу одноимённого озера, соединяющегося протокой с рекой Камчаткой и находящегося в её среднем течении на правом берегу. До райцентра – посёлка Усть-Камчатска – расстояние отсюда составляло 200 км, до посёлка Козыревска – 18 км.

На берегу озера в нескольких сотнях метрах от посёлка, в 1960-1980 гг. магаданский археолог Н. Н. Диков вёл раскопки Ушковской стоянки. Здесь впервые на Камчатке были обнаружены следы палеолита. Сегодня Ушковская стоянка является самым древним историческим памятником Камчатки. Возраст поселения древних обитателей составляет около 14,5 тыс. лет.

Активно помогали учёным местное население, руководитель рыборазводного завода И. И. Исаев, председатель Козыревского поссовета А. Музалевский. В начале раскопок основной рабочей силой у археологов были местные школьники.

Работы по оплодотворению икры в этом месте начались в 1926 г., когда здесь появился наблюдательный пункт по учёту лососей. В августе и сентябре 1927 г. сюда доставили оборудование, а в 1928 г. началось строительство рыборазводного завода по проекту инструктора-рыбовода В. И. Орава.

Первые четыре года подряд результаты работы завода были неудовлетворительны: потери икры и мальков достигали 90 %. Ситуация стала меняться только в 1930 г., когда потери уменьшились до 40,2 %, а в следующем году они снизились до 21,4 %. С 1930 по 1934 гг. завод выпустил 38,6 млн мальков.

В 1940 г. здесь имелись семь жилых домов, жилой барак, баня, несколько хозяйственных построек: дизельная электростанция, гараж, склад.

Основным объектом искусственного рыборазведения являлась нерка или осенняя красная, как дающая наиболее положительные результаты по инкубации икры и выживаемости молоди. При недоборе икры красной закладывалась икра и других лососей - кеты и зимнего кижуча.

Все процессы, связанные с инкубированием икры и подращиванием молоди лососей, проводились на самоточном водоснабжении; хотя завод располагал оборудованием для перевода его на механическое водоснабжение.

Полная мощность рыборазводного завода после его реконструкции (в 1965 г.) при механическом водоснабжении была рассчитана на одновременное инкубирование 25 млн икринок. В состав предприятия входили: забойный цех с живорыбными садками, электростанция, электронасосная с плавающей сетью, предназначенная для подачи воды в инкубаторы, его штат включал 11 человек: директора, техника-рыбовода, двух мастеров-рыбоводов, моториста и шести рабочих.

По данным Всесоюзной переписи населения, прошедшей в 1979 г., самая низкая численность населения на Камчатке наблюдалась в заводском посёлке: здесь имелись всего три человека.

В 1988 г. Ушковский рыборазводный завод был закрыт.

Харчино

Селение Харчино находилось на реке Еловке, в 25 км от её устья, близ живописного Харчинского озера. Можно утверждать, что селение Харчино существовало ещё до прихода в эти края первых русских казаков, но под другим названием. Точную дату его образования установить невозможно.

Название оно получило в честь Федора Харчина, предводителя восстания ительменов в 1731 г. Новокрещенный камчадал Федька Харчин (так в документах) обладал силой и ловкостью. По словам современников, он мог бегом догнать дикого оленя.

В XIX в. жители селения, как и все камчадалы, занимаются рыболовством и охотой, заводят небольшие огороды.

В 1868 г. в селении стояли восемь домов, жили 25 мужчин и 19 женщин. В 1891 г. здесь имелось восемь детей школьного возраста, грамоте обучались один мальчик и четыре девочки, а в 1896 г. из семи детей только два мальчика изучали азбуку. В 1893 г. местные жители носили фамилии Баженовых, Коллеговых, Клочевых, Сновидовых, Привалихиных, Чабаевых.

В 1908 г. участник экспедиции Рябушинского А. Н. Державин отмечал: «Селение сравнительно зажиточное, место уютное, хорошие покосы. По словам старосты, прежде вызревал ячмень и конопля». В начале ХХ в. здесь стояла небольшая часовня с тремя маленькими колоколами, весившими один пуд, три фунта и один фунт.

Численность населения изменялась так: в 1836 г. - 38, в 1851 г. - 50, в 1876 г. - 52 (в том числе один грамотный), в 1901 г. - 47, в 1909 г. - 41 человек.

В 1923 г. Харчино располагалось в 27 км от Ключей, здесь жили 35, в 1930 г. - 42, а в 1936 г. - 60 человек.

В 1928 г. здесь имелись всего восемь хозяйств. Огороды селян занимали площадь 3 553 против 2 731 кв. м в 1925 г.

В 1941 г. местный колхоз «Труженик» посадил 4,3 га картофеля, 1 га капусты, 1,5 га других овощей и 0,5 га зерновых. Его «лучшими людьми» являлись: Ф. В. Чуркина, Т. Ф. Баженов, М. Д. Десятова, Е. С. Толкачева, С. Д. Соболев, Л. С. Ушакова, В. Д. Клочева.

В 1943 г. колхозу «Труженик» присуждено переходящее Красное знамя райкома ВКП(б) и Совета народных депутатов трудящихся Усть-Камчатского района.

Старожил Ключей В. И. Неведомский вспоминал: «Во время войны камчадалы из Харчино говорили: «Мы не позволим немецкому сапогу топтать нашу харчинскую землю!»

Положение в селе оставалось крайне неблагоприятным и в 1950-х гг. Так, на сессии Ключевского Совета депутатов трудящихся, состоявшейся 25 марта 1950 г., один из выступавших говорил: «В Харчине люди живут крайне плохо. Они не могут почитать газет, так как их у них нет, нет радио, несколько лет не видели кино. Никакой культурной работы нет. Совершенно отсутствует медицинская помощь». Сессия решила: «Организовать фельдшерский пункт в с. Харчине с обслуживанием за счёт еловского населения».

Харчино исключили из числа населённых пунктов Камчатской области в середине 1950-х гг. Людей переселили в Ключи. В конце 1950-х гг. краевед В. И. Воскобойников застал в Харчине двух последних жителей: старого камчадала Тимофея Баженова и его жену. В это время здесь ещё находилась деревянная часовня с характерной древнесибирской архитектурой.

Нижнекамчатск

В 1703 г. в устье реки Еловки появилось зимовье, позже перенесённое отсюда «служивым» Михайлом Зиновьевым несколько ниже, на так называемые «ключи», и получившее название Нижнекамчатска.

Пятидесятник Колесов, прибывший на полуостров в 1704 г., поставил около существовавшего зимовья «другой острог, мерою кругом 30 сажень, в вышину пол-третья сажени». Приехавший в августе 1713 г. дворянин Иван Енисейский закладывает на ключах первую на Камчатке Никольскую церковь и вновь переносит острог на новое место. С. П. Крашенинников отмечает, что «от того времени стали помаленьку строиться Нижнего острога жители на ключах, оставя старый острог».

В 1728-1729 гг. Нижнекамчатский острог становится базой Первой Камчатской экспедиции. По тем временам он являлся одним из самых крупных на полуострове. В. Й. Беринг сообщал: «…а при нижнем Камчатском остроге дворов с 50. Да в другом месте, где церковь, с 15».

На Ильин день в 1731 г. восставшие ительмены под руководством тойона Федьки Харчина захватили Нижнекамчатский острог, перебив его немногочисленный гарнизон. Ительмены знали, что в это время готовилась экспедиция на Чукотский полуостров к Анадырю для покорения «немирных чукоч», и воспользовались ситуацией.

В результате захвата острога и последующего подавления бунта практически все строения в Нижнекамчатске были сожжены. Было решено построить новый острог, но на другом месте, значительно ниже первого. В 1736 г. при впадении реки Радуги в реку Камчатку майор Якутского полка Василий Мерлин возвёл новый Нижнекамчатский острог с башней «о четырёх жильях». «Оной острог зделан четырехугольным, длиною 42, а шириною 40 сажен», - сообщал позже С. П. Крашенинников.

1 августа 1743 г. из Нижнекамчатска вышла первая промышленная экспедиция, снаряжённая на средства московского купца Е. Санникова, посадских людей Паншина и Д. Соснина, крестьян Попова и Холщевникова.

Результаты плавания промышленников Емельяна Басова и купца Никифора Трапезникова послужили толчком для новых экспедиций на «незнаемые острова», вначале Командорские, а затем Алеутские и Курильские для добычи на них пушнины. В период 1743-1783 гг. мореходами, вышедшими из Нижнекамчатска, была открыта и нанесена на карту большая часть Алеутских островов. Русские промышленники начали освоение «матерой» американской земли - Аляски.

Таким образом, история Нижнекамчатска самым тесным образом связана с именами русских мореходов, промышленников и купцов: Е. Басова, Е. Санникова, Л. Наседкина, С. Глотова, А. Толстых, Г. Пушкарева, С. Соловьева, П. Зайкова, И. Коровина, Г. Измайлова, Е. Деларова, Д. Бочарова, М. Чурина, Д. Панкова и многих других.

В 1767-1770 гг. в Нижнекамчатске базировалась секретная правительственная экспедиция под руководством П. К Креницына - М. Д. Левашова. Здесь её участники построили морской катер «Чёрный орёл». В 1768 г. они составили топографический план Нижнекамчатска. На нём изображены: «А. Нижно камчацкая крепость, которая обнесена деревянным палисадом, и сквозь оной вкруг крепости зделаны для стреляния из ружей маленькие окошечки, которых числом 137. В. Трои ворота, ис которых к протчих более и над оными башня на которой вместо калаколны повешены колокола и в нижнем апартаменте для паления ис пушек зделаны четыре окна… С. Четыре бастиона, и во оных для постановления пушек намощены мосты, а сквозь крепостной полисад зделано по два окна. В крепости строения казеннаго: D. Церковь деревянная Успение Пресвятыя Богородицы, E. Приказная изба, F. Магазеины, G. Анбар для поклажи ясажной мяхкой рухляди и слаткой травы. Строения вокруг крепости: H. Церковь деревяная Никалая Чудотворца, I. Казеные лавки зделаны для приезжих купцов, K. Казеный дом зделан для прежде бывшего на Камчатке архимандрита, ныне пуст, L. Прядилные сараи, M. Место, где строятца купеческие суда, N. Казенной дом для командира крепости, O. Кабак, по тамошнему названию каштак, а протчеи строения обывательские домы».

В 1783 г. указом Екатерины II Нижнекамчатск был возведён в статус уездного города. 26 октября 1790 г. императрица утвердила городской герб: «В верхней части щита герб Иркутский. В нижней части, в голубом поле, кит, в знак того, что у сего города в Океане много их находится».

В описании Иркутской губернии указывалось, что в конце 1790-х гг. острог занимал площадь длиною в 350 сажен и шириною в 120 сажен (около 20 000 кв. м). Жители выращивали репу и редьку, ячмень, овёс. На зиму заготавливали лесные ягоды, ловили рыбу и промышляли зверя. «У жителей запас съестной к зиме состоит из кореньев разных пород лилий… сладкая трава важнее лилейных, ибо употребляется в разные толкуши с ягодами… Она готовится вот как: связав её десятками, дают завянуть, потом кладут в травяные мешки, в коих она чрез несколько дней сахарится, коей отрясают с пуда 1/4 фунта; сок её ядовит; из неё, в тёплой воде сквашенной, гонится водка: из двух пуд травы выходит целое ведро. Черемши и луку много».

В 1803 г. при нижнекамчатском гарнизоне открылась «военно-сиротская школа» для солдатских детей, работавшая до 1817 г.

В 1812 г. Нижнекамчатск являлся самым большим населённым пунктом полуострова: здесь жили 840 чел., в том числе 41 духовное лицо, 450 военных, 190 приказных, 61 разночинец, 63 мещанина, 35 крестьян.

В январе 1811 г. под председательством И. Б. Пестеля в Петербурге работал комитет, принявший «Новое положение о Камчатке», утверждённое императором Александром I 9 апреля 1812 г. По этому положению «пребывание начальника Камчатки назначается впредь в Петропавловской гавани». Центр политической и духовной жизни полуострова с этого времени перемещается на берега Авачинской губы.

После переселения администрации и воинской команды Нижнекамчатск быстро превратился в обычное камчадальское поселение. К 1895 году население сократилось до 107 человек.

Побывавший в селении в середине XIX в. К. Дитмар сообщал: «Деревня помещается теперь почти совсем в новом месте; только нынешняя церковь и несколько домов стоят по-старому. От прежняго блеска древней столицы страны оставались только старинная церковь и название «городничего»».

В Нижнекамчатске до 1930-х гг. находился местный архив, в котором хранились уникальные документы по истории освоения Камчатки и Русской Америки, охватывавшие период с начала XVIII до начала XX вв. К сожалению, весь архив утрачен. У нас есть информация, что во время Великой Отечественной войны из-за нехватки бумаги часть архива передали местным школам. На обратной стороне документов дети учились чистописанию и арифметике.

Особое место в истории Камчатки занимает Нижнекамчатская Успенская церковь. Это единственный памятник деревянной архитектуры, дошедший до нас через столетия. Церковь построили в 1737 г., освятил её 15 июня 1741 г. священник Ермолай Иванов.

Затем рядом с острогом строится вторая церковь. В 1773 г. камчатский исправник капитан Тимофей Шмалев писал: «Крепость деревянная, в коей строения, церковь Успения Пресвятые богородицы… За крепостью церковь же Николая Чудотворца…».

Новую Успенскую церковь построили при городничем Крылове. Её освятил 12 ноября 1796 г. протоиерей Стефан Никифоров, который был похоронен в Нижнекамчатске, в то время духовном центре полуострова.

Спустя несколько десятилетий из-за угрозы разрушения сильными паводками церковь перенесли на возвышенность, куда впоследствии переселились и местные жители.

Вот что рассказывала в 1994 г. об этом событии родившаяся в 1909 г. в Нижнекамчатске Акулина Захаровна Портнягина, в девичестве Греченина: «Раньше Нижнекамчатск на заимке стоял, церковь там была другая. Потом стало подмывать, а наши деды жили на заимке, потом они давай переезжать туда, где сегодня Нижнекамчатск, жребий бросали, куда переезжать: на эту сторону или в Обухово. Заворачивали, билетики бросали, старухи это рассказывали».

В 1865 г. построили последнюю Успенскую церковь. Её возвели из лиственничного леса, покрыли тесом, окрасили белой масляной краской, внутри обтянули плотной материей. Церковь имела длину 21,5, высоту до крыши 11,5 и ширину 10,25 аршин. Отмечая её убранство, иеромонах Нестор писал: «В этой церкви на горном месте находится образ Успения Божьей Матери, присланный в благословение первой камчатской Успенской пустыни в 1717 году от Киево-Печерской лавры. Образ этот в чеканной серебряной ризе и с вырезанной надписью».

С запада от церкви находилась двухъярусная колокольня, на которой висели два больших колокола весом 40 и 23 пуда и несколько меньших. Территория, прилегавшая к церкви, была огорожена волнистой оградой с красивыми решетчатыми воротами. Церкви принадлежали дом священника и псаломщика, а также церковноприходская школа.

Убранство церкви формировалось в течение всего времени её существования. Прихожане жертвовали сюда вклады по случаю личных событий в жизни. Здесь находился один из самых богатых на Востоке России иконостасов. Церковная утварь активно пополнялась в годы бурного освоения русскими промышленниками Северной Америки и Алеутских островов. После плаваний они делали посильные вклады. Эта традиция продолжилась в XIX и начале XX вв. Как сообщили нам старожилы села, после закрытия церкви утварь изъяли и вывезли в райисполком в Усть-Камчатск.

В 1921-1922 гг. в период гражданского противостояния на Камчатке власть в Усть-Камчатске принадлежала революционно настроенным лицам, прибывшим сюда для работы на рыбных промыслах. Они создали партизанский отряд, в который вошли и нижнекамчатцы, нёсшие караулы в устье реки Камчатки и на Цуцумской кошке.

В 1923 г. в Нижнекамчатске установилась советская власть. Существенных изменений в жизни селян на первых порах не произошло, если не считать организации в декабре 1924 г. комсомольской ячейки.

По Приполярной переписи, 1926 г. в Нижнекамчатске числились 36 хозяйств и 225 жителей. Они носили следующие характерные фамилии: Гречинины, Портнягины, Тарабыкины, Коллеговы, Поповы, Никифоровы, Сновидовы, Снафидовы.

В начале 1930-х гг. в Нижнекамчатске образовался колхоз «Путь Ленина». Колхозники ловили лосося, возделывали картофель и капусту, выращивали табак, занимались скотоводством. В 1935 г. колхоз возглавил Давид Федорович Савинский - внук известного на Камчатке казачьего сотника, принимавшего участие в обороне Петропавловска в 1854 г.

Затем на базе колхоза открылось отделение совхоза «Крутоберговский», а в 1968 г. Нижнекамчатск был закрыт. Жителей переселили в Усть-Камчатск и Ключи.

 Использованы материалы Виктора Борисова

и других источников

Какое у вас образование?

Результаты голосования
  • Правительство Камчатского края
  • Законодательное Собрание Камчатского края
  • Оцените эффективность деятельности органов местного самоуправления
  • Госуслуги Камчатского края
  • Электронный информационно-образовательный комплекс Камчатского края
  • Сайт переписи населения 2020
  • #МЫВМЕСТЕ